книги слепоглухих: как они воспринимают мир

Изучая вопросы формирования личности,  я заинтересовалась тем, как это происходит в случае слепоглухих людей, которые почти отрезаны от нашего привычного мира. Слепоглухой ребенок фактически заперт в своем теле,  имея возможность только ощупывать предметы, ощущать движения воздуха и обонять ароматы. Несущаяся, гремящая и сияющая жизнь оставляет его за бортом.  Как у него может образоваться личность, ведь он не может разговаривать и имеет крайне скудный опыт, а наша культура и, что важнее, мышление базируются на языке. Голосовые связки у слепоглухого есть, но таких людей называют слепоглухонемыми, потому что их речь, если они стараются что-то сказать, обычному человеку понять почти невозможно (мы корректируем речь за счет слуха, а для них это набор движений рта, результат которых невозможно проверить).

Оказалось,  слепоглухие люди могут изучать языки, общаться, писать книги. В выдающихся случаях эти люди заканчивают университет.  Хелен Келлер знала несколько иностранных языков, включая латынь, и закончила колледж при Кембридже,  а Александр Суворов закончил МГУ и стал доктором по психологии глухонемых. Сейчас брайлевские приставки сделали возможным для таких людей общение за компьютером – они могут говорить через мессенджеры, писать письма, читать. Тем интереснее, ведь о жизни слепоглухих можно узнать из первых рук.

Хелен Келлер “История моей жизни”

Келлер – одна из самых известных слепоглухих, человек действительно выдающийся. Она росла здоровым ребенком, рано заговорила, но в возрасте 19 месяцев перенесла детское заболевание, после которого ослепла и оглохла. Хелен повезло в том, что у нее оказались очень любящие и богатые родители. Если человек ослеп и оглох в раннем детстве, ему нужно донести концепцию языка, общения, труда, которые он не осознает и примеров которых не видит. Первое, что делают со слепоглухим ребенком, – включают его в бытовую деятельность,  учат самообслуживанию, подталкивают одеваться, держать ложку, внося порядок.  Даже сидеть их необходимо учить.  Часто родители или воспитатели полностью обслуживают ребенка, и это путь к деградации. Хелен же была включена в жизнь семьи,  гуляла с сопровождением,  “помогала”.

Когда у ребенка накапливается пусть и скудный, но все-таки опыт перемещений, действий,  включения в жизнь,  это становится материалом для обучения жестовому языку.  Ему пишут на руке,  называя предметы,  и этот процесс занимает много времени. Ребенок, который предметов не видит и который не слышит речи, должен как-то осознать концепцию общения.  И только после того, как он учится общаться с помощью рук,  он начинает понимать, чего лишен.  Возникает ощущение одиночества и страдания, но, как пишет Александр Суворов, до этого страдания еще нужно дорасти. Это страдание дает толчок к дальнейшему обучению, к выходу из темноты. У Хелен это вызывало приступы ярости,  но затем ярость трансформировалась в яростное желание учиться.

Читать, как слепоглухая сдает экзамены, которые и здоровым людям тяжелы,  поистине удивительно. Поразительная сила воли. Келлер досталась очень терпеливая компаньонка Энн Салливан, которая к тому же перенесла временную слепоту в течение нескольких дней, так что представляла, с какими ограничениями приходится сталкиваться из первых рук. Т.к. непосредственное восприятие мира ограничено, слепоглухой человек находит себя в книгах, много читает.  В результате своих усилий Келлер стала общественным деятелем и удостоилась множества наград.

Александр Суворов “Слепоглухой в мире зрячеслышащих”

Александр Суворов – один из участников Загорского эксперимента , в ходе которого слепоглухих обучали на факультете психологии в МГУ. Участники потеряли зрение и слух в раннем детстве, т.е. не были рождены слепоглухими, однако результаты эксперимента все равно оказались впечатляющими.

Книга Суворова сильно отличается от книги Келлер, кроме того он философ, сложившийся под влиянием Ильенкова, и человек, яростно стремящийся к независимости. Меня особенно поразила та часть, где он самостоятельно гулял по улице. Очень скоро Суворов понял, что зависеть от компаньона, сиделки и т.д. – значит зависеть от чужого графика жизни, терять свободу. И он сформулировал такую концепцию: кратковременная зависимость от незнакомцев равна свободе. Написав множество табличек на все случаи жизни (с одной стороны – Брайлевский шрифт, с другой – обычная надпись), он неоднократно выходил на улицу сам, ездил на трамвае, заходил в столовую. Эта тяга к независимости пропитывает всю книгу.

Это книга страдающего, мучимого своей инвалидностью человека, но при этом точно глубоко мыслящего, энергичного. Какого-либо сомнения на счет его умственной силы не возникает ни разу. Особенно меня поразила эта книга потому, что я была уверена, что слепоглухие сидят в интернатах и едят с ложечки. Думаю, Александр Суворов был бы очень оскорблен таким представлением. Вместе с тем его ум и ясный анализ собственной ситуации создают ощущение сильной драмы человека, который не может выбраться из несовершенного, сломанного тела. Также западает в память один пример из книги – пример того, что вылепил слепоглухой, когда его спросили о самолете. Он очень точно вылепил кресло и кусок стенки, где он сидел. Когда главным каналом становится осязание, невозможно представить формы предметов, которые нельзя полностью тактильно изучить.

Ольга Скороходова “Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир”

Книга, которая буквально описывает, что именно ощущает слепоглухой. Она разделена на главы, заполненные краткими зарисовками вроде “Почувствовала запах духов, узнала его, узнала человека по жестам, по походке и т.д”. Эта инвентаризация выглядит очень ограниченной, но при этом я подумала, что мы так же описываем, что мы видели. Слепоглухие не видят, огромный набор объектов, оказывающийся в поле зрения, им недоступен, поэтому для них событийный ряд выглядит иначе. Ольга Скороходова тоже была частью Загорского эксперимента, но если верить книге, по характеру была мягким, вежливым, скромным человеком. Основная радость для нее – общение и чтение книг, дом самостоятельно она не покидала.

Отдельный интерес представляет глава про восприятие цветов. Слепоглухие пользуются языком зрячеслышащих, нашими штампами, хотя смысл многих из этих понятий весьма туманен. То, как Скороходова описывает восприятие цвета, как раз это и показывает. Это воображение на крайне скудном входном материале. Воображению не хватает данных для построения сколько-нибудь запоминающейся картинки. Также поражает, насколько чувствительным становится восприятие вибраций. Слепоглухие не слышат, но при этом громкие звуки создают вполне ощутимые вибрации, это же касается и перемещения воздушных масс в помещении, позволяющее косвенно оценить его объемы. Например, Суворов ходил на концерты в филармонию, потому что разный набор вибраций вполне ощутим. Слепоглухие получают от музыки совершенно другие ощущения, чем слышащие, однако опыт все равно есть.

Думаю, это не единственные книги, но впечатление все это производит сильное. Если хотите как-то поучаствовать в помощи таким людям, то есть http://so-edinenie.org/ . К сожалению, позволить себе брайлевские приставки за 100к большинство из них не может, а без общения жизнь теряет смысл.

Share Button
Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published.