Фрагментация памяти

Фрагментация памяти Пояркова

Автор рисунка – Deathwisher

 

Аннотация:
В послевоенном мире, который окончательно погрузился в вирт, их осталось четверо – четверо профессионалов,  способных рисковать ради самых дерзких идей. Бродяга-радиоэлектроник, повернутый на ретро-музыке. Трикстер, работавший и священником, и мясником. Рыжеволосая женщина из корпорации с опасными мечтами.  Бесстрастный джокер. Всего четыре человека из мертвого города, которым суждено разбить мир вдребезги.

 

Здесь есть все, что нужно, – клоуны-поджигатели, ген-миксеры, геометрические города, сетевые секты, пришельцы, охотники за органами, психодизайн, испорченная музыка, штурм психушки для геймеров, наркотики, притяжение между людьми, ретро и восстание луддитов. Хотя еще больше меня интересовала тема постепенного слома сознания, это упоительное раскрепощение, которое заставляет совершать мятеж. Но это не демонстрация имплантов и инструментов, а живая история о четырех людях, которые разучились говорить. О чем эта книга? О дружбе, творчестве и революции.

 

Обложка:

 

обложка к "Фрагментации памяти"

Жанр: киберпанк/контркультура

Издано: 2014, “Эксмо”, 3000 экз.

Купить: Ozon, Лабиринт

Скачать: fb2.

Заплатить автору:

Факты о книге:

 

Я писала книгу в течение 4-х лет.

 

Сначала я хотела назвать книгу “Ретро”, потому что киберпанк в настоящее время это ретро, ностальгическая игра. Это попытка играть в реконструкцию будущего в мире, где гибсоновская реальность давно превратилась в винтаж. Фанаты олдскульного киберпанка похожи на фанатов условного средневековья, это так же романтично и старомодно. Киберпанк – это нуар мира фантастики. Также у меня была идея показать, что, как бы далеко не уходили технологии мира богатых, где-нибудь в трущобах люди все равно пользуются хламом, время останавливается. Но потом я решила, что книгу с таким названием с полки фантастики никто никогда не возьмет. “Фрагментация памяти” тоже не слишком коммерческое название, но зато стопроцентно отражает одну из главных идей.

 

Мир появился из рассказов о Тиа-сити. Написав несколько штук, я поняла, что вижу все настолько четко, что хочу сделать там целый роман, развернуть мир. Поэтому герои рассказов мельком появляются в книге. Little love – про Реи. Это очень жестокий рассказ. В романе есть даже ее камео – она выходит из магазина на Косе как раз после того, как заказывает себе инопланетянку. “Геймер” рассказывает, откуда взялся Сид, который мельком упоминается в начале книги. Рассказ про преподобного Рочестера навел на мысли о луддитах. “Ретро” – рассказ про обучение психодизайнеров.

 

Фрэнни  (http://franny_is_dead.livejournal.com/) нарисовала несколько необычных иллюстраций к книге:

Гарри, Мэд, Грайнд и Стар внутри Трэма

Гарри, Мэд, Грайнд и Стар внутри Трэма

 

Первоначально у Рыжей должен был быть ник Sister, сестра. Это символизировало то, что она – всеобщая сестра, хочет всех одновременно и одинаково, но не принадлежит никому. Затем она превратилась в Стар, как в названии песни God is an astronaut “Suicide by star” со всем вытекающим символизмом. Внешне Стар очень сильно навеяна образом Джульетт Льюис, перепевающей песню PJ Harvey “Hardly wait” в фильме “Странные дни”. Ее тощее тело, бесконтрольность, саморазрушение отлично ложились на женщину-психодизайнера, психологически перемалывающую людей и себя заодно. Весь мир для нее – это секс, из которого она делает игры. Момент, кстати, где очарованный Файнс смотрит на то, как извивается Джульетт Льюис, и сейчас впечатляет:

 

Такое восприятие наложило отпечаток и на сцену появления Стар. Грайнд смотрит на нее примерно так же, сразу теряя равновесие, а в голове играет кавер “Нирваны” на Velvet Underground:

 

 

Ее рыже-алые волосы – отзвук фразы из Хэвока “Взлетают совки, запутавшиеся в ярких, предательских волосах. Волосах цвета “Ад”. Мне казалось, что “волосы цвета ад” – это огонь.

 

Книга далеко не сразу увлекает. У меня была идея выстроить ее так же, как сделана песня Chemical brothers “The test”. Сначала два трущобных бродяги, трикстер и радиоэлектроник, скитаются по разлагающемуся городу, пытаясь найти смысл, начиная растревоживать струны бытия. Затем они начинают хаотический бунт, попадая в переплет, ритм слегка ускоряется, добавляются ударные, но все же чего-то не хватает, затем туда врывается алая звезда Стар, все завершается приходом джокера – и паззл собран, механизм запущен, начинается трип, в голове распускаются фракталы, взрываются площади, рушатся уровни, плавятся зрачки. Сосуд переполняется, вода льется на стол, на тебя. Мир тонет в пылающем океане боли и восстания.  Деревянные солдаты Урфина Джюса готовы к захвату городов. Кроме того фраза “sweet and pure and true” казалась мне идеально описывающей Мэда.

 

 

“С этой точки все опрокидывается” – это Делез. Фраза идеально описывает разрез мира на до и после мятежа.

Стар из "Фрагментации памяти"

Стар от Deathwisher

 

Одним из рабочих названий книги было “Чудовища”, потому что каждый из героев, трансформированный Сетью, на свой лад страшен. Стар – чувственность, стремящаяся к бесконечности, человек-фильтр. По специфике работы ей нужны страдания, чтобы притупить информационный шторм, и перенасыщенность информацией превращает ее в монстра. Ей нужен друг, но никто не способен быть ее другом. Слабых она поглощает и выбрасывает, сильные, не подверженные влиянию эмоционального излучения, ее ломают. В определенное время ее интересуют все, она хотела бы разорвать грудь и впустить в нее тысячу голов, вобрать, слиться, изучить до самого конца, до самых темных уголков, а потом устремиться за новой жертвой. Ее стремление к свободе заставляет ее продумывать комбинации, в которые она автоматически вовлекает “друзей”, но, достигнув свободы, ей будет незачем жить. Гарри – настоящий трикстер, эгоистичен до предела, он – кристаллический шаман, священник-кукловод. Гарри разбрасывает ницшеанскую “злую мудрость”, но его чувства кратковременны и носят случайный характер. Он смотрит на все “со стороны”, периодически сбрасывая путы контроля и давая волю психопатической начинке. Предавать для него так же интересно, как увлекаться. Мэд – молодой лорд Ариох для киберпанка, он – восьмерка-бесконечность, “мальчик-весна”. Он – следующая ступень эволюции для человека киберсреды, и именно потому невыразимо одинок. Он крайне юн, но уже испорчен тем же потоком информации, который насилует Стар, и это делает их похожими – сколько бы они ни старались стать бунтарями, они остаются богатыми пленниками Центра. Мэд – чистый аналитик, не опирающийся на чувства, ему никто не интересен в смысле знаний, в этом он превосходит любого. Но у Мэда другие крючки – ему нужен опыт реальности, которой у него нет, ему нужны, люди, которых можно потрогать.  Главный же герой Грайнд – единственный человек из них, способный не соединить в одно то, что украл, не перерабатывать эмоциональный материал, склеивая кусочки в одно, а тот, кто может сделать нечто новое. Он единственный может сойти с ума, потому что ему есть, куда сдвигаться. И мир подкидывает ему массу поводов для того, чтобы это сделать. Грайнд единственный может стать подлинным революционером, потому что понимает, как распадаются его друзья.

 

На этапе задумки Мэду должно было быть 13 лет. Этим подчеркивалась разница между чрезмерной опытностью Стар в реконструкции ужасного и невинностью умного джокера, эта разница гиперболизировалась и делалась трагической, а напряжение от платонического влечения значительно усиливалось за счет мужской версии “Лолиты”.  Однако позже я отказалась от этой идеи, потому что тогда шансы на издание были бы равны нулю. Как сейчас видно, это было правильным решением. Поэтому Мэду стало 17, а эротическая сцена исчезла сама собой.

 

В книге нет ничего специфически русского. Совсем.

 

Мне нравилось играть с фразой Everyone is mad <-> Everyone is Mad. Для Стар каждый – это Мэд, он ее завораживает.

 

Изначально книга писалась с расчетом на иллюстрации Deathwisher’а. Для меня книга была неразрывно связана с угловатыми, схематичными и несовершенными рисунками Death’а. Не думаю, что я вообще написала бы киберпанк, если бы не он. Death сильно вдохновлял меня бешеной энергией, подростковым нигилизмом, черным юмором, упертостью, ненавистью к ширпотребу, прямолинейностью, любовью к дурацкому эпатажу. Но с Deathwisher случилась неприятная история c дурацкой деанонимизацией Яровратом, персонаж оборвал все контакты, и мне пришлось писать дальше. Но у меня осталась пара изображений.

flexible bullet

Автор рисунка – Deathwisher

 

В книге достаточно много цитат из песен Курта Кобейна, они являются частью главного героя Грайнда, который в миру будущего увлечен прошлым. Грайнд любит электрогитарный звук так же, как я люблю Хендрикса, но самоубийственная ярость Кобейна – его неотъемлемая черта. Он так же свиреп, когда начинает действовать, и такой же отчаянный. Кажется, именно тогда я услышала You know you’re right, от которой волосы встают дыбом. Музыка Nirvana, как ни странно, неотъемлемая часть его мышления – в радиусе от Sappy до Stay away.

 

 

Грайнд  – это Сид Вишез с высоким интеллектом. Он  панк кибермира, трущобный самоучка с взрывным потенциалом. Кроме того я отдавала должное уважение целеустремленности прототипа героя. Мне казалось, у него единственного из четырех главных героев есть будущее.

 

Когда я начинала писать роман, я понятия не имела о наркотиках. После знакомства с психоделиками я поняла, что моя трактовка сети как электронного экстракта была весьма точна. Сеть – это не вещь, которой ты можешь пользоваться. Это электронный экстракт, изменяющий способ мышления и восприятия, переформатирующий способ запоминания, дающий возможности к невиданной доселе параллелизации деятельности, которая в конце концов заставляет полностью терять способность сосредоточиться.

 

Одним из приемов было ограниченное знание о мире главного героя. Он не дает длинных справок по тому, как работает та или иная вещь или система, если сам об этом не знает. Ты знаешь только то, что знает он или что ему рассказывают.

 

Большое влияние на меня оказали стихи и тексты Джима Моррисона. Особенно:

 

Ты та самая!
Или очень похожа
на ту, кто не мог быть
похожей ни на кого.

 

Музыка Coil очень сильно повлияла на внутренности Среды. В радиусе от Dreamer is still asleep до 7-Methoxy-β-Carboline: (Telepathine):

 

 

 

Преподобный Рочестер не умер при атаке сейров! Как может умереть человек, отключающий электричество силой разума?

 

Мэд чист, словно принцесса, отстранен и практически идеален. В этом тоже есть подвох. Я планировала не только психологически разрушить своих героев, но и уничтожить их систему ценностей. В одном из ранних вариантов присутствовала сцена, в которой Стар доказывала Грайнду, что Мэд – это нечто настоящее, что полностью ее увлекает, поэтому она и хочет разгадать его загадку, а потом Мэд оказывался андроидом, роботом, запрограммированной такими же, как она.

 

Знание этих фактов никак не влияет на сам текст.

 

 

Share Button

Comments are closed