Пространство бизнеса против пространства идей

Меня поражает такая вещь, как сформировавшееся уважение обычных пользователей к захвату бизнесом идейных плоскостей. Я имею в виду феномен, когда отличный бесплатный проект привлекает инвесторов, прибирающих площадку для самовыражения к рукам и начинающих фарцевать продукт, а люди только кивают с коровьим пониманием, принимая это за положительный сдвиг и успех. Дескать, скоро вам дадут денег. Скоро вы прикрутите рекламу. Понятное дело, нужно повысить оплату, нужно же как-то на этом зарабатывать. Ты этого достоин. Как надпись на плакатах: “Реклама и забота о людях лучше, чем просто реклама”.

На деле существует простая закономерность – если хаотически сформировавшемуся, анархическому по своей сути и бесплатному проекту добавить начальство и финансирование, он начнет деградировать. Деградация происходит всегда, обычно после краткого позитивного всплеска. Именно поэтому крупным компаниям приходится постоянно покупать и захватывать небольшие площадки, на которых работают энтузиасты, полностью поглощать их и делать частью собственного тела. Задача захвата заключается не только (и не столько) в поиске новых идей, сколько в необходимости застопорить чужое развитие, чтобы не терять прибыль. Чтобы упростить рассуждение, можно кратко сформулировать суть бизнес-подхода: задача денег – создавать деньги. Денег в конце должно быть больше, чем вначале, завтра – больше, чем сегодня. “Удобство пользователей”, “новаторские возможности”, “дополнительный сервис”, – все это мизерные уступки ради того, чтобы деньги делали деньги. Пользователи коммерческих проектов никогда не получают лучшее из возможного, потому что реальная бизнес-идеология в противовес тому, что вещает маркетинг, не подразумевает создания “лучших продуктов”. Бизнес подразумевает баланс затрат, создание конкурентноспособного продукта (чуть лучше, чем у остальных или не хуже) + обвес дополнительными ненужными фишками, заставляющими раскошелиться.

Широко известны истории из прошлых лет, когда одинаковые по мощности модели компьютерных комплектующих продавали как разные продукты с разными ценниками. Как другой полюс можно взять принудительную блокировку расширенных возможностей продукта из-за того, что он слишком хорош на данном этапе развития корпорации. Например, производство высококачественных и “низкокачественных линз”, которые принудительно портят после производства, чтобы иметь возможность продать “хорошие” по повышенной в несколько раз цене. Столкновение пространства идей и пространства денег – это история наподобие войны духа против сковывающей его материи. Но если материя – это данность, она просто накладывает определенные ограничения, с которыми трудно смириться, то деньги с самого зарождения сконцентрировали в себе условность и возможность для обмана в поразительной пропорции. Бизнес разрушает идейную плоскость, это аксиома. Не потому, что деньги – “грязные”, а потому, что бизнес-механизмы изначально предусматривают именно такой ход вещей. Это схватка, которая необходима для эволюции, но не понимать ее сути глупо. Деградация захваченных бизнесом идейных пространств происходит во всех сферах – в IT, книгоиздательстве, игровой индустрии, кинематографе и т.д. Пользователи получают нечто среднее, что более-менее их удовлетворит, но практически никогда нечто особенное. Приходя в сферу идей, бизнес полностью обесценивает их сущность, вуалируя необходимость приносить деньги различной мишурой. Особо уродливые вещи происходят в момент объяснения внутренних механизмов публике, при попытке превознесения покупки как интересного деяния, а не обыденного акта. Как пример, можно привести разговор с человеком из портала Литрес – http://lj.rossia.org/users/kouzdra/419356.html?thread=2337308#t2337308. Задача целой отрасли – обосновывать то, что текст-то, на самом деле, бесплатен, а платишь ты за способ подачи. Многие IT-конторы продают многокомпонентные сложные структуры не потому, что действительно так надо, а потому, что за каждый компонент можно выручить деньги при продаже + техподдержка каждого. Хотя пользователь, конечно, продолжает считать, что поучаствовал в богоугодном деле развития бизнеса. Даже если их обманывают, люди “понимают” это как неотъемлемую часть экономики, продолжая использовать то, что им дают, в своей работе придерживаясь таких же принципов (Как комментарий – нет, это не неотъемлемая часть экономики, можно вести бизнес с меньшим количеством обмана).

Изначально коммерческий проект может существовать в различных режимах. Я не говорю, что крупные холдинги и коммерческие организации не могут создавать качественные вещи, это было бы абсурдом. Периодически всем им приходится это делать. Достаточно вспомнить последние продукты Apple или технологии Google, прямо на наших глазах превращающегося в монстра. Но качественный скачок в рамках коммерческой структуры возможен как необходимость в рамках конкурентной борьбы, либо как прорыв для новичка рынка, которому следует предложить бонусы, чтобы привлечь внимание. Именно последние делают маленькие революции в различных рыночных сферах, чтобы затем стагнировать. Я говорю о другом – бесплатная система, взятая под крыло компании, хиреет сразу. Примеров можно приводить множество, их поток никогда не оскудеет.

Возьмем для простоты пару старых скандалов, на их почве рассуждать достаточно просто, – реформация Живого Журнала СУПом и история с торрент-порталом www.torrents.ru. Про первое долго говорить не стоит – после покупки Livejournal.com конторой, изначально ориентированной на то, чтобы стрясти денег с нечаянно сформировавшейся аудитории, площадка превратилась в рассадник стукачей, провокаторов, бесчисленных спамеров, рекламы, сборщик всевозможной статистики для желающих ее приобрести, интегратор для работы с магазинами. Отмена бесплатного аккаунта, которая виделась мне неизбежной, произошла даже быстрее, чем думалось. Идея объединения интересных записей, свободная и достаточно либеральная, превратилась в раздолье для ботов, продающих виагру. Кстати, вмешательство государства также можно расценивать как вмешательство бизнес-системы. Государство – это система систем, гибрид механизма “упорядочивания” граждан и денежного давления одновременно. Интересно не то, что СУП или ХХХ – плохой. Меня волнует вовсе не судьба конкретного дневника, который не важен, – что меня действительно взводит, так это судьба инструментариев, элементов идейного пространства. Идея взаимодействия разных людей на основе записей, возможность генерировать контент, обмениваться новостями из первых рук, – это прекрасно. Идея же LJ в глазах СУП невероятно проста и полна черным паразитическим юмором – вы пишете, вы читаете, вы смотрите нашу рекламу, потом вы платите за то, что вы пишете и смотрите. Oh. Прекрасный бизнес! Государство, усиливающее свое влияние в сети и подминающее под себя свободу мнений, является крайним авторитарным примером уничтожения полезных свободных площадок.

Схватка между пространством денег, пытающимся разрушить идейное пространство, происходит постоянно. Заметьте, я не хочу сказать, что без денег вам будет прекрасно житься, – в той замкнутой системе, где мы находимся сейчас, добиться этого можно крайне редко. Более того – возможность для энтузиастов зарабатывать за счет созданного ими важна. Мы говорим о крупном производстве ради денег или производстве, также приносящем деньги, но основанном на идейном подходе продвижения полезных вещей в мир. Внешняя и кажущаяся надуманной разница очень быстро превращается в качественную. Я не хочу сказать, что сами творцы и авторы некоммерческих проектов не рады деньгам. Но по-настоящему крутые вещи появляются не благодаря деньгам, а вопреки им или как результат пограничного сосуществования борющихся и антагонистических пространств. Лучшие фильмы появляются тогда, когда продюсер не пытается сломать самовольного режиссера (или продюсер отсутствует). Множество приемов кадрирования или, скажем, оптимизации кода появились по причине отсутствия расслабляющего финансирования. Я не отрицаю радости и подъема после того, как тебя позвали в профессиональную область и дали задание с последующей оплатой. Но это еще не “написание за деньги”, это азарт, проверка “а смогу ли я” или “а сделаю-ка я так”. Когда ты перестаешь быть новичком и вливаешься в процесс, все меняется. Совсем без стартового капитала запустить что-то интересное трудно (допустим, вы решили развернуть некий сервис, – и вот уже нужен хостинг, сервер, поддержка, время в ущерб основному занятию), но вполне можно обойтись минимальными затратами, а идеология бизнес-проекта подразумевает все увеличивающуюся денежную отдачу => видоизменение содержимого, трансформацию начального смысла. Например, писать интеллектуальные книги невыгодно, потому что сфера реализации невелика, поэтому издательство закономерно делает ставку на литературу другого плана. Выходящие качественные книги – это уступка, минимум ради репутации, а вовсе не ожидаемый “лучший продукт”. Наличие таких огромных изъянов бизнес-пространства обусловливает наличие целой области, работающей на витиеватые и поистине изобретательные оправдания того, что обещанного лучшего пользователь не получает. Ради смеха можно вспомнить где-то услышанную историю про то, что нет смысла выпускать вкусные пельмени, потому что тогда юзер остановится на одной марке и не будет пробовать, покупать все, что попало. Я не понимаю другого – зачем принимать лапшу за истину? Грамотная организация производства или бизнеса достойна уважения, однако в повальном одобрении разрушения чужих идей ничего хорошего нет. В этом “понимании” присутствует жалобная сервильность, подлость слуги, желающего стать господином и вожделенно надраивающего его сапоги, как бы зацикливаясь в процессе предвкушения, как это будет делать другой.

Есть и еще один важный аспект – коммерческий сервис никогда не будет окончательно честным и раскованным, потому что бизнес зависит от государства. Энтузиаст может позволять себе любые вольности, бизнесмен крутится в вечном колесе, которое должно заставить деньги производить деньги. Продажа Rutube Газпрому для раскрутки своих проектов, продажа Youtube Гуглу и т.д. существенно снижает качество контента, потому что накладывает ограничения на содержимое, появляются проблемы цензурирования. Крупные корпорации вынуждены сотрудничать, поэтому одна индустрия продавливает свои желания с помощью другой. Невозможно быть флагманом, игнорирующим правила других таких же.

Наличие платной подписки к услугам определенного сайта, ранее бесплатного, – это тоже свидетельство близкой деградации, потому что для повышения привлекательности платных сервисов нужно урезать возможности бесплатных. Когда вам говорят, что это запуск новых возможностей, обкатка, революция, попытка и т.д, поверить в это может лишь человек, никогда не работавший в крупной бизнес-структуре. Бесплатные библиотеки, которые скупаются конторами, очень быстро кастрируются и перетряхиваются. Кинопорталы, обретающие хорошее финансирование, выигрывают во внешнем виде и роботах-наборщиках данных в бд, но сразу же проигрывают в содержании, теряют откровенность, т.к. писать искренне больше нельзя, появляются многочисленные стерильные заказы. Возьмем, к примеру, прибыльную журналистику в горячих точках – из ряда сюжетов транслируются только “удобные” вещи, выборочная правда закономерно превращается в неправду. Вещей, в которых искренность и коммерция удачно сочетаются, не так много – и они крайне ценны.

Наконец-то мы подошли к главному, ради чего все и было затеяно. Парадокс сознания русского человека(тм) заключается в том, что “халява”, “халявное” – это то, что надо хватать, но его качество воспринимается как заведомо дрянное. Кто-то с детства учит, что бесплатное хорошим не бывает. “Ну, дружок, насколько заплатил, настолько получил”. Но в реальности это не так! Попытка навязывания идеологии о том, что бесплатное – это что-то плохого качества, нечто “на черный день”, прибежище нищебродов, нестатусно и нехорошо, стоит особого внимания. Если подумать, то это ничем не отличается от истории с нефтедобывающими компаниями, блокирующими развитие альтернативных источников энергии. Пространство денег не только стремится поглотить пространство идей, оно еще и выставляет плавающего в пространстве идей инфантилом, несерьезным дурачком, производящим второсортные вещи, в то же время внимательно отслеживая каждого из таких талантливых “дурачков”, чтобы либо затоптать, либо поглотить, либо превратить в продукт после смерти. В реальности, лишенной рекламного налета, тысячи людей переводят фильмы потому, что им нравится, и делают это лучше бездарей на телевидении. Тысячи людей пишут отличные тексты, хотя им никто не платит. Тысячи людей зачем-то находят раритеты и пытаются ими делиться, создают статьи в Wiki, где ограниченные малолетки удаляют их из-за того, что узкий кругозор командует считать вещь “незначительной”. Независимое кино постоянно служит источником идей для коммерческого кинематографа (яркий пример из последних – “Монстро” с использованием техники повествования от лица наблюдателя с дрянной камерой). Целая область по с открытым кодом развивается и позволяет решать свои задачи, не заплатив ни копейки (если ты не хочешь самостоятельно отблагодарить творцов, что разумно). Масса ученых, лишенных финансирования, работает над важными открытиями, не соглашаясь на мелочные разработки в рамках корпоративного движка. Музыканты начинают распространять свои работы бесплатно. Если это все – “халява” и “дрянное”, то я не знаю, что и сказать. Желание “юзабилити”, за которое обязательно нужно приплатить, сильно портит людей.

Вернемся к torrents.ru. Вряд ли существует что-то более красивое, чем идеология файлообменных сетей. Ее свежесть и простота не устают меня радовать, как дикий цветок. Файлоообменные сети освобождают. Это самое замечательное, что было придумано в Сети за последнее время, хороший удар централизованному контролю за циркуляцией контента. Я представляю себе пространство идей как бесконечную магистраль, через которую протягивается множество геометрических линий, соединяющих точки концентрации вещества. В этом пространстве идее протокола бит-торрент выделено особое место. По сути, распределенные файлоообменные сети – это даже не it, это социология и политика. Однако система передачи от юзера к юзеру искажается и обретает плотины в виде украшенных систем поиска. Это очень удобно, но закрытый трекер – уже неправильно, потому что заставляет “заикаться” информационный поток. Попытка же привлечь к модерации контента представителей игровых контор (уступка малолетних админов) – это удушение проекта собственными руками. Наличие одного коммерческого игрока означает привлечение туда всех. После появления рекламы появляются юристы-борцы за копирайт, дальше будет распространение платных версий вместо пираток, а следом – попытки надавить на точки со свободной идеологией. Проблема коммерциализации даже не в том, что она искажает сущность ресурса и меняет его назначение, ведь дурные побочные ветви должны отмирать. Проблема вторжения в том, что деньги могут циркулировать лишь при отсутствии качественной замены, альтернативы платному, поэтому коммерциализация одного ресурса влечет за собой либо давление на схожие бесплатные ресурсы и окончательную деградацию всего направления во славу денег, либо феерический технический взрыв по преодолению ограничений (с помощью энтузиастов, конечно), сметающий эти уродливые наросты. Т.е. один коммерческий ресурс порождает множество схожих, распространяет заразу и лучи поноса по всей Сети (реальности).

Каждый из значимых прорывов подвергается бизнес-экспансии, ломающей его идеологию и ухудшающей его эксплуатацию. Я не из тех, кто сходит с ума по частностям, разрывая виртуальную бумагу. Гораздо сильнее меня интересует процесс развития идеи, ее жизненный цикл. Пространство генерируемых умными людьми мыслей даже при наличии окружающего мракобесия поразительно. Тем противнее видеть попытку называть захват, поглощение и опрощение чужих мыслей с помощью внедрения коммерческих моделей “удачей” или “успехом”.

Share Button

2 Comments

  1. А ты есть в Diaspora?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *