“Демон пустоты”- новая книга в продаже!

Вышла моя новая книга – сборник жестких и непредсказуемых рассказов  “Демон пустоты”.  Поэт прибывает в живой город, чтобы его укротить. Рапунцель сбегает из башни, мечтая стать пиратом. Шпион, ворующий секреты, зачарован желанием не быть человеком, а циничный продавец душ ранен встречей с давно забытыми чувствами. Это приключения, полные мрачной силы и одержимости — искусством, целью, убийством, сожалением, любовью или пустотой.  Больше понравится тем, кто любит темное фэнтези, нуар, киберпанк, ту особую интонацию, которая связывает эти жанры и является отличительной фишкой моего стиля. Вряд ли заинтересует тех, кто любит уютную и закругленную прозу.

Некоторые рассказы выходили в финалы конкурсов и уже известны читателям,  но основные семь рассказов – совершенно новые и крутые вещи, обыгрывающие главную тему сборника.  Если вы хотите темной поэзии страстей и вызова, вам сюда.  Для книги пару иллюстраций нарисовала колумбийская художница Каролина Фуэнмайор, редактором выступила Ольга Медведева из “Армады”, отличную обложку сделал Нгоо.

Купить книгу можно и нужно тут – https://ridero.ru/books/demon_pustoty/. Доступна покупка через Литрес, Amazon, Ozon и удобное чтение в Bookmate.  Читайте, кидайте ссылки, пишите отзывы, рассказывайте приятелям.

“Фрагментация памяти” на АТ

Выложила свой киберпанк с инопланетянами на АТ – https://author.today/work/97116 Заходите, читайте, радуйтесь.

“Фрагментация” – это психоделическая смесь ретро-киберпанка и контркультуры про вещества, где сеть – электронный экстракт. Там достаточно сложный язык, черный юмор, боевики Б, замешанные на Делезе. Здесь есть все, что нужно, – клоуны-поджигатели, ген-миксеры, геометрические города, сетевые секты, пришельцы, охотники за органами, психодизайн, испорченная музыка, штурм психушки для геймеров, притяжение между людьми, ретро и восстание луддитов. Хотя еще больше меня интересовала тема постепенного слома сознания, это упоительное раскрепощение, которое заставляет совершать мятеж.

    “Я не похож на Терца Драйвера, погибшего в вихре электрических искр.  На евшего на сцене анархистский флаг  Эла Трио, который кричал, что лучше впитает красоту символа до последнего, чем отдаст его полиции.  Даже на тройку из  «Джирз», которые заставили старые мелодии воскресать из могил.

У меня нет чувства избранности, которое помещает в особую капсулу, больше нет уверенности в том, что без музыки я умру. Погружение в Среду отобрало у меня ее, и я превратился  в нищего, каким никогда прежде не был.  Может, все они тоже не верили до конца в свой ореол  и потому так отчаянно рвали жилы ради того, чтобы сгореть? Я прекрасно знал, что смогу существовать в Среде, жить на полной подключке, забыв смысл слова «свобода»,  без рыжей, Гарри и джокера.

И именно поэтому я должен был ее уничтожить.”

“Разбазаренные обещания научной фантастики” Летема

Не очень старательно, но все же перевела статью Джонатана Летема, автора “Пистолета с музыкой” и “Сиротского Бруклина”, под названием “The Squandered Promise of Science Fiction”, где он печалится, что фантастов не приняли как серьезных писателей. Нобелевская премия Лессинг и Исигуро должны были его успокоить. Он пишет, что фантастика должна освободиться, но она как раз и освободилась – от стремления нравиться “большому жюри”.  Жанры – это не определяющая для писателя вещь, они лишь инструменты. Так или иначе, Летем выражает взгляды людей,  делящих книги на уважаемую “большую литературу” и “фантастику” как урезанную маргинальную область, так что стоит посмотреть на его аргументы.

Разбазаренные обещания научной фантастики.

В 1973-м году “Радугу тяготения” Томаса Пинчона наградили премией Небьюла, оказав высочайшую честь в области, когда-то известной как “научная фантастика”, – термин, сейчас почти забытый.

Простите, я размечтался.
(…) Хотя “Радуга тяготения” действительно номинировалась на Небьюлу в 1973-м, ее обошло “Свидание с Рамой” Артура Кларка, которое комментатор Картер Шольц справедливо определил как “скорее, схематичная диаграмма в прозе, чем роман”. Номинация Пинчона – надгробный камень, отмечающий смерть надежды, что научная фантастика вольется в мэйнстрим.

Эта надежда зародилась в сердцах писателей, которые без малейшей поддержки от большого литературного мира понемногу подтягивали жанр к границам респектабельности. Новая волна НФ в 60-е и 70-е была опьянена словом, и волей-неволей применяла модернистские техники к старым фантастическим мотивам, добавляя компенсационные дозы отчужденности и сексуальности к персонажам, едва ли освободившимся от жанровых правил. Однако новая волна также сделала возможными такие книги как “Дальгрен” Дилэни, “Помутнение” Дика, “Обделенные” Урсулы Ле Гуин и “334” Томаса Диша, – работы, стоящие в ряду лучших американских романов 1970-х, находящиеся вне категорий, жанров, ярлыков. В пароксизме амбиций фантастика даже заигрывала с переименованием в “speculative fabulation” (литературно-критический термин, одновременно претенциозно глупый и чертовски правильный).

Что делает фантастику замечательной и сложной, так это смесь конструирования и сказочности, т.е. научная фантастика одновременно и умная литература, и история, полная вымысла. В течение первых 60 с лишним лет американскому художественному роману не хватало качеств, которые НФ предлагает в изобилии, пусть и не слишком элегантно. В то время, как за границей процветали выдумщики, такие как Борхес, Эйб, Кортасар, в Америке литературное пуританство четко отделило творческий, сюрреалистический язык от респектабельных романов. Другой типичный рефлекс – антиинтеллектуализм, диктующий, что романисты не должны проповедовать, экстраполировать или теоретизировать, а только показывать и чувствовать, – означал, что роман идей в течение многих лет был прерогативой Нормана Мейлера. Нежелание представителей гуманитарных наук признать технократический импульс, изменяющий современную культуру, оставило эту тему нетронутой [писателями мэйнстрима]. Десятилетиями НФ заполняла этот пробел, и в этом время авторы добавляли в нее описательность, неоднозначность и рефлексивность, помогая развиваться в направлении чего-то вроде литературной зрелости или, по крайней мере, способности рождать случайные шедевры. Continue reading

Heresy Hub #41 Премия Хьюго, скандалы, Dragon Awards и черные авторы (с Зиличем)

https://soundcloud.com/heresyhub/heresy-hub-41-premiya-khyugo-skandaly-dragon-awards-i-chernye-avtory-s-zilichem

Этот выпуск – для настоящих фанатов фантастики, потому что мы с Зиличем прицельно обсуждаем Хьюго, скандалы вокруг премии, битвы за diversity, Лавкрафта, номинации Dragon Awards и черных авторов-фантастов(список интересных материалов прилагается).

Таймлайн:

Continue reading

Как писать циклы: 5 важных советов, чтобы расширить вашу историю (Reedsy)

Перевод https://blog.reedsy.com/how-to-write-a-series/

Будем честны: множество (если не большинство) писателей ухватились бы за любой шанс встать рядом с Дж.Р. Толкиеном, Дж.К. Роулинг и Джорджем Р.Р. Мартином. Но что общего между этими авторами? Помимо того, что у них как минимум по две точки в псевдонимах, они писали истории, включающие в себя множество книг, переносящих фанатов в иную реальность. Если вы не планируете добавлять лишние инициалы к своему имени, можете быть спокойны – сегодня мы сфокусируемся на том, как писать циклы.

Писать циклы – дело серьезное. Если сделать это, как следует, цикл может служить невероятно эффективной стратегией продаж для инди-авторов. Так что ухватитесь за свою ошеломляющую, волнующую, сногсшибательную идею истории, которую вы собираетесь писать долгие годы, и давайте перейдем к основам написания циклов.

1. Определите, какой тип цикла вам лучше подходит

Подумайте о циклах, написанных вашими любимыми авторами. Велики шансы, что они попадут в одну из следующих категорий:

– последовательные (сериальные)
Включают в себя один последовательно разворачивающийся сюжет, изложенный в нескольких хронологически зависимых друг от друга томах.

– циклы из самостоятельных книг (эпизодные)
Книги этого цикла можно читать в любом порядке, но они объединены одним постоянным героем.

– переплетенные (взаимосвязанные)
Циклы с разными персонажами и историями, связанные одной вселенной.

Continue reading

Heresy Hub #39 Квантовая механика и ее интерпретации в фантастике(Бор, Косматка, Сойер, Крауч, Иган)

https://soundcloud.com/heresyhub/heresy-hub-kvantovaya-mekhanika-i-ee-interpretatsii-v-fantastike-bor-kosmatka-soyer-krauch-igan

В этом выпуске подкаста вы найдете ликбез об одном из самых известных опытов квантовой механики, узнаете, почему он пугал ученых и вызывал массированные споры, а также разберемся, каким образом его интерпретации отражаются в бесчисленном количестве фантастических произведений на примере четырех условно свежих книг.

Continue reading

мои тексты на чужих обложках

Уже две чужие книги вышли с моими цитатами на задней части обложек – это мой неожиданный успех как читателя.  Особенно я польщена обложкой “Драконьей республики” Куанг, книга меня очень всколыхнула, заставила вспомнить ранние книги.

Также с моей цитатой вышел второй том трилогии Натальи Осояну, тоже очень хорошая вещь, хотя совершенно по-другому. Такие светлые, романтичные книги про приключения сейчас днем с огнем не найдешь.

Тут, правда, есть одна проблема. Я в телеграм-блог пишу от балды, довольно быстро, мало проверяю на стиль, т.е. на заказ я пишу иначе. Но раз издательство сочло подходящим, то ладно. В конце концов, непосредственный отзыв часто ценится больше взвешенного.

“Дети Лезвия” – переиздание

Отличный подарок для Нового Года – инди-переиздание моего дебютного темного фэнтези о bdsm-самураях “Дети лезвия” – https://ridero.ru/books/deti_lezviya/ – с новой обложкой от Ульяна https://t.me/zero_history и иллюстрациями. Книга победила на конкурсе нестандартного фэнтези от “Астрель-СПБ” “Вторая стрела” (2005).

“Странный, болезненный, мрачный, кровавый, жестокий и очень стильный роман” (Врочек Шимун)

“Всё, абсолютно всё, что происходит в этой чёртовой книге, отвратительно от начала и до самого конца” (decimotercero)

“Очень красиво, но красота эта – тяжелая, мрачная и устрашающая” (Мышь из Минска)

“В “Детях Лезвия” фэнтези-пафосу найден сильный противовес в лице декадентской манерности. Стоит ли читать книгу? Если имя “Ариох” для вас что-либо значит, то обязательно.” (Феликс Зилич)

Что интересно: редкий отечественный дарк, написанный до выхода у нас Аберкромби и волны гримдарка, да еще и с героиней-убийцей, надменной, как ад; искаженный отпечаток Муркока и Есиаки Кавадзири, наложенный на несносность моего 21 года; черно-алая манга, резня боевыми серпами и лорд Хаоса, а также набор новых иллюстраций на тему “розы боли”. Никаких положительных героев, никакого спасения мира. Только эхо смерти на фоне сгорающих черных замков.

Интересные факты о книге: http://heresyhub.com/deti-lezviya/

Heresy Hub #35 Оскорбление хаосом, Аристотель и диктат чужой воли (Дукай)

https://soundcloud.com/heresyhub/heresy-hub-35-singulyarnost-aristotel-i-diktat-chuzhoy-voli-dukay

Тема выпуска – сложный и амбициозный автор sci-fi Яцек Дукай и его масштабные концепции – от крафта физик до воплощения мира Аристотеля. Patreon: www.patreon.com/heresyhub/overview

Таймлайн:

0:30 Кто такой Дукай – философ и крайне амбициозный, сложный фантаст
3:05 Твердый sci-fi уперся в технологическую сингулярность
4:22 “Идеальное несовершенство” – космоопера, которая убьет космооперы
5:20 Кривая развития: выживание с помощью крафта новых физик
8:00 Дукай ничего не объясняет с ходу, все нужно находить самому
8:50 Привойка абсолютной цензуры
9:50 Дукай как традиционалист: постсингулярный неофеодализм
11:00 Подъем неоконсерватизма как усталость от постоянного выбора
14:00 Необязательная врезка про кланы Vampire the Masquerade
15:10 “Иные песни” и ощутимая власть человека над человеком
16:15 Мир, где все работает как в философии Аристотеля
17:30 Физическое навязывание своей воли миру, страны как границы влияния их правителей, морфирование реальности силой влияния.
20:10 Люди деформируют друг друга своим взаимодействием
22:05 Оскорбление существованием хаоса
23:50 Между чужим и чужим есть лишь насилие, разочарование в контакте
24:30 Создание языка, изменение языка под влиянием разных кратистосов

Пять книг о женщинах, по которым получится классная фантастическая экранизация

Написала текст для “Кимкибабадука” про фантастику с главными героями-женщинами, которую можно было бы экранизировать, чтобы получилось нескучно https://kkbbd.com/2019/11/14/5-fantasy-and-sci-fi-books-about-women/ Выбирала из более-менее свежего, хорошо доступного и стилистически разного.

Интервью с Кэтрин Валенте: о сложных книгах, поэзии и о том, как стать лучше в своем мастерстве

Вопросы задавала писатель Жанна Пояркова, переводила Наталья Осояну, писатель и переводчик книг Кэтрин Валенте на русский язык. Место действия – Фантассамблея 2019

Кэтрин Валенте, автор “Бессмертного”, “Сказок сироты” и “Space Opera”

– Расскажите о вашем романе “Radiance”, который скоро выходит на русском языке.

– “Radiance” с трудом поддается классификации, поскольку это в некотором роде альтернативная история, но еще это деко-панк. Это роман, в котором Солнечная система была колонизирована, и по стилистике он соответствует примерно 40-м годам XX века, но поскольку космические путешествия были открыты в середине XIX века, эта Солнечная система от нашей очень сильно отличается. В романе сильны голливудские элементы, но Голливуд в нем находится на Луне. Книга рассказывает о девушке, которая снимает документальные фильмы. Она исчезает на Венере во время съемок фильма о колонии, которая загадочным образом пропала. Девушка пытается расследовать пропажу, но в процессе сама исчезает.

Роман организован нестандартным образом: он состоит из частей сценария, из писем, из отрывков, и все эти составные части складываются в одну общую картину. Таким образом мы получаем возможность заглянуть в эту вселенную не столько даже через окно, сколько сквозь объектив камеры.

“Radiance” во многом вдохновлен фантастикой эпохи палпа, эпохи Золотого века, временами, когда Венеру представляли как водный мир, а на Марсе жили ковбои и так далее. Но никто никогда не задавался вопросом, как в этой вселенной творится искусство, поэтому я выбрала эту идею в качестве основной. Кино же стало инструментом рассказа, т.к. мой отец связан с киноиндустрией, и в книге есть отдельная сцена, основанная на том, что он мне говорил. В книге два главных герой – главная героиня Северин и ее отец Перси, они вдохновлены реальными прототипами.

– Это довольно постмодернистская идея. Но мне нравится возможность проследить, как создается искусство в других мирах. 

– Да, это очень постмодернистская книга. Прекрасная писательница Морин Кью, которая была моим наставником в молодости, всегда говорила, хотя и по поводу другой книги: «Используй каждый трюк, каждый фокус, все доступные средства». Это весьма постмодернистский совет, и Radiance как раз такой роман, ящик с инструментами. Continue reading